С кем гулял герой берестова знакомый

Знакомый. В.Берестов - Стихи - Детская комната - Статьи - Школа радости

Все стихи Валентина Берестова. Заступник, гигант и герой! . Мол, с кем- то из здешних мне встретиться надо. . Захожу в знакомый двор и в сад. Тема урока: «Стихи В.Д. Берестова» -определять мотив поведения героя с помощью вопросов учителя или учебника и рабочей тетради. А потом пойду гулять - Раз, два -Кем оказался знакомый мальчишка?. Найдите героя сказки «Петушок и бобовое зернышко». 1) лиса 3) .. Герой стихотворения В.Берестова любил гулять со знакомым.

Девочка легла поздно, и сны, взрослый и детский, перепутались. Изящный, умный рассказ заканчивается тем, что дочка остается с мамой. Общение с детьми, как мы знаем по опыту, не всегда праздник для родителей, но к авторам детских книжек это не относится. Он для ребенка не мама, которой иной раз некогда играть с малышом и рассказывать сказки, приходится порой и прикрикнуть на него, и поставить его в угол, и заставить его сделать что.

Накричать на ребенка, принудить его к чему-нибудь писатель в отличие от мамы не может и не имеет права. Писатель — человек из большого мира, он из тех, кого Белинский называл детским праздником, он — волшебник. Он имеет право и даже обязан поучать ребенка, воспитывать его и — более того — произносить назидания. Но и тут он должен оставаться волшебником, детским праздником и постоянно заботиться, чтобы волшебная палочка в его руках не превратилась в простую палку.

Маленький папа Пока ребенок не научится читать, единственными читателями книжек для дошкольников остаются взрослые. Бывают книжки, которые взрослые читают механически, только бы чем-то занять малыша. Но бывают и такие случаи, когда взрослые сами пристают к ребенку и умоляют его послушать детскую книжку, доставляющую им радость.

И нам совсем не безразлично, как воздействуют наши книжки на взрослого, будет ли он рассеянным чтецом или благодарным читателем и союзником писателя. По-настоящему хорошая книга радует и детей, и взрослых, повышает уровень общения между. Советская Россия, вовлекает взрослых в интересную и полезную игру.

Раскин, рассчитывая на помощь детей, приглашает родителей последовать своему примеру: Оно будет для каждого из вас. Ведь каждый папа может рассказать, как он был маленьким. Раскин в своей книге задает тон таким рассказам. Он и не думает скрывать от детей свою нравоучительную задачу и вполне доверительно сообщает им: Но это вовсе не значит, что я сам всю жизнь был.

На каждой странице, буквально в каждом абзаце его величают маленьким папой или просто папой. И это не надоедает, а, наоборот, всякий раз вызывает смех, улыбку и удовлетворение: А если с ним спорили или делали ему замечание, он сразу обижался.

Это было очень противно. Папа хвастается, обижается, трусит, кусает профессора за палец, вместо воды случайно пьет водку, прячется под кровать от учительницы музыки, папу шлепают, воспитывают, поучают — все это вызывает у малышей огромное доверие к рассказчику, а вместе с тем умение видеть себя и свои поступки со стороны, глазами других, умных и хороших людей.

А ведь умение видеть себя со стороны, чужими глазами, постепенно становится внутренним взором — совестью. Ирония по отношению к собственной персоне в сочетании с самоуважением и верой в свои силы — это свойство по-настоящему взрослого, зрелого человека. Книга Раскина, забавляя и поучая, незаметно внушает ребенку, что быть хорошим человеком важно не только для других, но и для себя.

Ведь это очень здорово и интересно — стать хорошим человеком, добрым, умным и сильным. А быть эгоистом или прохвостом, ей-богу же, скучно, противно и в конечном счете даже невыгодно. Мне кажется, что победу автор одержал уже в замысле, настолько он естествен и органичен, — ведь тысячи родителей и без этой книжки рассказывали и рассказывают малышам о своем детстве. В этом смысле книга Раскина типична, ее художественные приемы возникли в самой жизни.

Может, потому книга и производит впечатление открытия. О юморе Незаметно у нас возникла странная практика — рассматривать веселые книжки для малышей как особый жанр, издавать наряду с книжками познавательными и воспитательными и какой-то процент просто забавных книг. Это все равно что принять решение издавать известный процент книжек интересных и талантливых и наивно верить, будто остальные книги могут приносить пользу и не удовлетворяя этим требованиям.

Воспитывать, забавляя, — такова замечательная традиция советской детской литературы. Высоким юмором или откровенным комизмом пронизаны все стихи и сказки Маршака, адресованные малышам. Веселы все до одной сказки Чуковского, все до одного рассказы и повести Носова, все стихи для малышей, написанные Михалковым, Барто и Заходером. Кто-то сказал, что юмор — стыдливость писателя.

Писать для малышей без юмора, пресно, скучно, сентиментально — это бесстыдство. Юмор в настоящих хороших книгах никогда не выступает изолированно, сам по.

Да и в жизни истинный юмор проявляется не в умении оценить анекдот и увидеть смешное в людях, предметах и событиях. Юмор теснейшим образом связан с душевным здоровьем, готовностью к подвигу, с вдохновением строителя, изобретателя, борца.

Советский человек взял с собой юмор в Арктику и в Антарктиду, поднял его в космос. И если есть на свете воспетая поэтами небесная улыбка, то именно с ней вернулись на землю наши космонавты. Юмор — неотъемлемый компонент того благородного сплава, из которого создаются истинные произведения искусства.

Валентин Берестов «Знакомый»

Он присутствует даже в трагедиях как незримый контролер, не давая им стать бессмысленным нагромождением ужасов, закаляя и выковывая нравственные силы и светлые чувства. Поэтому вещи отнюдь не забавного свойства следует выверять юмором, а откровенно забавные сочинения — серьезностью.

Оно было еще очень маленькое: Один мальчишка сорвал листок, другой отломил ветку, девочка сломала мячом верхушку, кто-то приставил к деревцу велосипед Это делалось как бы само. Каждый из невольных губителей деревца оправдывал себя и легко утешался. Проходил мальчишка с острым ножиком. Пришли ребята, которые его посадили.

О гибели деревца рассказано деловито, точно и даже с юмором. Губители деревца — не злодеи, не хулиганы. Девочка с мячом, наверное, неплохая девочка. Мальчик, проверяющий качества ножа, тоже как будто славный мальчишка.

Даже на миг радуешься вместе с ним, что нож оказался хорошим. Тем сильнее воздействие рассказа на маленького читателя: Кузнецов подробно и точно изображает муки пробудившейся совести и то счастье, которое испытал мальчик, когда он поправил дело, вылечил птицу и выпустил ее на волю.

Но птичка не улетела. Она сидела, цепко ухватившись за его палец, и только вертела головкой. И вдруг она чуть вытянула шею и чирикнула: Невозможно не переживать вместе с Павликом это острое и мучительное чувство. Чувство светлое, глубокое и естественное — совесть, человечность.

Любая попытка педалировать это чувство, еще более усилить его привела бы к обратному результату. Юмор дал ему чистоту, артистичность, спас от сентиментальности. У Николая Носова устойчивая репутация писателя-юмориста. Настолько устойчивая, что мешает понять его индивидуальность и значение его книг.

Юмор Носова идет от правды жизни, правды характеров. Часто же мы отклонялись от нормы, если Носову долгое время пришлось оставаться чуть ли не единственным юмористом, пишущим для малышей. Это прирожденный юморист, и потому его сочинения нужно выверять присутствием в них не юмористических компонентов, например, лирики. Автору приходится настаивать, что эти рассказы действительно смешны, даже герои в них начинают смеяться, не дожидаясь, пока засмеются читатели: Я хотел мяукнуть из шкафа.

Но, увы, бедняга Цыпкин уснул в шкафу и проснулся, когда школа уже опустела. Ключ унес староста класса. Цыпкин беседует с уборщицей, завучем, директором. Все это сидя в шкафу. Откроют шкаф, а меня там. Как будто я там и не. И все спрашивают несчастного, как он туда попал. Тот даже не хочет вылезать после того, как взломали дверь. Я не знал, что сказать. Смеешься над Цыпкиным, сочувствуешь ему и даже ставишь себя на его место. Кому из нас не только в детстве, но и в более зрелом возрасте не приходилось по недоразумению или по собственному недомыслию попадать в подобные отчаянные и комичные положения.

И невольно испытываешь чувство признательности к автору, который вызвал в тебе этот беззаветный, непринужденный смех. Голявкин пишет кратко, энергично, он умело сочетает правдоподобие с эксцентрикой, у него свой голос.

Таким голосом можно рассказать детям об очень серьезных и значительных вещах. Но это не значит, что милые шутки Голявкина сами по себе не существенны. То и другое возникает от полноты жизни.

Лирика и точность Развитие малыша идет стремительно. Разница в три года — для него целая эпоха! Старшим дошкольникам близок и понятен мир лирических впечатлений и переживаний. Поэзия игры и сказки обогащается у них острым ощущением поэзии окружающей жизни, природы, человеческих дел и чувств, поэзии действительности.

Они богаты, разнообразны и проникнуты лиризмом. Они уже часть нашего сознательного внутреннего мира, часть нашей личности и потому в какой-то мере влияют на наши сегодняшние, взрослые дела. Таким образом, в возрасте от пяти до семи очень нужны книги, которые выражают, укрепляют и направляют естественную лирическую настроенность ребенка, книги, где на первый план выступает лирический элемент.

Но это понятие было бы бессмысленным, если бы лирическому герою поэта не отвечал лирический герой читателя. Лирика так же, как и юмор, не самоцель. Лирическое чувство неотделимо от предмета или явления, которыми оно вызвано. Незатейливая песенка потому трогает детские сердца, что ее поэзия заключена в существе предмета, в естественном ходе вещей. Детгиз, была бы нестерпимо-слащавой и сентиментальной, если бы каждая ее подробность, каждый образ не выверялись точным и трезвым взглядом.

Всякая сказка предполагает некое условие между автором и читателем. В данном случае условились, что дождь и солнце могут вести себя как люди. Дождик в сказке остается дождиком: Однако согласно условию дождь еще и живое существо.

И совершенно понятно, что это славное существо искренне удивилось и даже расстроилось: Житейское правдоподобие сочетается с правдой характера, и возникает новая точность. Точность сказки, игры, поэтического образа.

Книги для детей:

Радуга возникает, оттого что солнце и дождик смеются, а происходит это так: Поэтический образ мотивируется реальными знаниями, и возникает свежее решение привычной темы.

Знание дела не противоречит ни фантазии, ни лирическому чувству. Но вот вошел в него охотник — и мигом все спряталось и насторожилось. Как волна от брошенного в воду камня, покатилась от дерева к дереву тревога. Все за кусток, за сучок — и молчок.

Теперь хочешь увидеть — сам стань невидим, хочешь услышать — стань неслышим, хочешь понять — замри. Знаю, что из всех лесных тайничков следят за мной быстрые глаза, влажные носы ловят бегущие от меня струйки ветра Рассказ, как говорится, познавательный и, может, потому глубоко лиричный.

Автор видит мир взволнованно и точно, то есть талантливо. Знания, проникнутые и одушевленные непосредственным чувством, чувства умные, не засушенные, а обогащенные знаниями,— таковы свойства истинно современных людей, строящих будущее. Эти свойства надо воспитывать с самого раннего детства. Лирическая волна Однажды мне, тогда еще начинающему автору, поручили написать небольшой очерк для радио. Я спросил, как писать. Золотая шпага за год… 14 декабря года.

Два человека в полковничьих мундирах Измайловского полка: Полк во главе с Мартыновым принял участие в кровавой расправе, за что Мартынову — чин генерал-адъютанта.

Итак, герой года, палач декабристов, а потом глава надо всеми дворцовыми лакеями и швейцарами. Видимо, не раз и не два он пользовался служебным положением, безнаказанностью, точным знанием того, как относятся к поэту и его жене, рассеянностью Пушкина, мелочами придворного этикета, чтобы задеть, унизить поэта перед всеми и особенно перед женой.

Есть такой способ ухаживания или мести за неудачу — унизить мужа в глазах жены. Пушкин понимает, что оскорбление нанесено не только ему, но и жене.

Лестница чувств | ВЕСЬ БЕРЕСТОВ

И на дуэль не вызовешь этот маховик казённой машины. А теперь пришла пора объяснить, почему в песне добрый молодец молится русскому богу за немецкой церковью. В году Пушкин перевёл на французский для Лёве-Веймара плач по погребённому императору. Во соборе Петропавловском Молодой матрос богу молится.

Матрос на часах у гроба Петра I — единственный представитель народа на этом погребении… В песнях такого рода всегда указывается название храма. А может, в песне названа Немецкая церковь с большой буквы, единственная из многих протестантских церквей Петербурга, которую народ именно так и называет? Немецкой церковью, как подтвердил мне историк архитектуры, ленинградец родом, А.

Крашенинников, до сих пор называют в народе церковь святого апостола Петра на Невском. За ней — набережная Мойки, последняя квартира Пушкина. Но ведь могла так называться не только лютеранская, а и реформатская церковь. Что ж, здания этой церкви, построенной Фельтеном, при Пушкине занимали целый квартал, от Большой Конюшенной до набережной Мойки.

В песне, таким образом, дан адрес автора вместе с датой написания: В это же время уже во всём её ужасе шла дуэльная история, что привела поэта к гибели. Зачем было вспоминать о сценах в подъезде дворца? Но вот что пишет С. Этот вечер в Аничковом, где она должна была появиться в избранном великосветском кругу впервые после истории с анонимными письмами, был, конечно, для жены поэта трудным испытанием.

Назавтра Дантес уже должен был появиться в роли жениха свояченицы поэта. И ОНИ как ни в чём не бывало принимаются за прежнюю потеху: Пушкину и его жене уже ясен оскорбительный смысл игры с приглашениями и неприглашениями, мундирами, шляпами, каретой и так далее.

Но даже Жуковский этого не чувствует. Абрамович приводит его записку: Я, кажется, ясно писал ему о нынешнем бале, почему он не зван и почему вам непременно надобно поехать. Императрица сама сказала мне, что не звала вашего мужа оттого, что он сам ей объявил, что носит траур и отпускает жену всюду одну; она прибавила, что начнёт приглашать его, коль скоро он снимет траур. Вам надобно быть непременно.

Даже Жуковский не видит ничего неприличного в этой истории, которая тянется ещё с того вечера, до камер-юнкерства, когда графиня Нессельроде привезла Наталью Николаевну, одну, без мужа, на бал в Аничков. Муж в трауре по недавно похороненной матери, почему бы жене не повеселиться без него на балу? Народные правила приличия для двора ничего не значат.

Видимо, Пушкин вспомнил песню вроде той, какую записал Киреевский: Жена приглянулась барину, но обычай таков, что мужа не звать нельзя, хоть на верёвочке да приведут. Ни одной народной песни про то, как жену зовут в честной пир без мужа, до сих пор не найдено.

Чернышев увидел на фотокопии. Пушкинисты легко опровергли фольклориста. Выходит, няня предсказала поэту судьбу на десяток лет вперёд. Ведь песня найдена в старой тетради поэта, которую он вёл в Михайловском, в том разделе, где он записывал народные сказки и песни.

Но Чернышев не связал песню с биографией поэта, и если песня и впрямь написана в году в Михайловском, то, значит, Пушкин предсказал всё это себе сам! Песне долго не везло. Даже в академическом десятитомнике года четыре её стиха из девяти читались неправильно. Только в году Р. Правда, песня записана чёрными чернилами, а черновики произведений поэта — коричневатыми. Но зачем Пушкину было оформлять своё сочинение как фольклорную запись?

Но ведь стихи совсем не о том! И понял удивительную вещь: Одна из народных судеб! Так могло быть и с мужиком, чья жена приглянулась барину, и с купцом, чья жена понравилась опричнику… С.